Жития святых. Аудио

Великая игумения

Великая игумения
Дата:
15 января
Все публикации автора
Автор:
Анжела Киселева

Версия для печати

Добавить на Яндекс

Сегодня день памяти одной из самых известных русских монахинь, духовной дочери святого Иоанна Кронштадтского, настоятельницы Леушинского Иоанно-Предтеченского монастыря игумении Таисии (Солоповой). 15 января 1915 года она мирно отошла ко Господу, оставив после себя богатое наследие в виде духовных писательских и поэтических трудов. Но самое главное: игумения Таисия по воле Божьей основала и восстановила большое число обителей России.

Мария Васильевна Солопова (это мирское имя игумении Таисии) родилась в дворянской семье. Отец Василий Васильевич был потомственным дворянином, мать Виктория Дмитриевна  происходила из рода Пушкиных. Нельзя не отметить, что Мария была вымоленным, долгожданным ребенком. В семье Солоповых рождались дети, но, к несчастью, умирали, едва просветившись Таинством Крещения. Мать дала обет: если Господь подарит ей дитя, оставив в живых, то она всеми силами будет стараться растить чадо в страхе Божием, любви к Нему и к ближним. Так на свет появилась Мария.

Виктория Дмитриевна, исполняя обещание, данное Господу, растила девочку в христианском духе: приучала к молитве, милосердию, рассказывала истории из Священного Писания, особенно касающиеся жизни и страданий Иисуса Христа. Мария Васильевна поступает и с успехом оканчивает курс обучения в Павловском институте благородных девиц в Санкт-Петербурге. В годы обучения обнаруживается не только прекрасная память и сообразительность девочки, становится очевидным и, прежде всего, для нее самой — ее духовное призвание. Здесь впервые она получает откровение во сне, в котором ей является Господь. После этого чудесного видения все земные наслаждения и утехи потеряли для Марии любое очарование и интерес. Она полностью сосредоточилась на внутренней жизни, молитве, изучении Евангелия, которое в итоге девушка выучила наизусть, чтобы «всегда иметь при себе». В эти года она принимает окончательное решение об уходе в монастырь.

Игумения Таисия с насельницами Леушинского монастыря

Однако не легко и не сразу исполняется задуманное. Мать Марии Васильевны не желает смиряться с ее выбором и расставаться с любимой вымоленной дочерью, которая после семилетней разлуки из-за обучения в институте, наконец-то, вернулась в родной дом. Дело разрешается очень необычным способом, который в очередной раз указал на то, что Мария — перст Божий, избранница для большого созидательного дела. Виктория Николаевна увидела сон, в котором Сама Матерь Божия повелела отпустить дочь для служения Ей.

Так начинается многотрудный, скорбный, тяжелый путь игумении Таисии. В 1861 году по благословению своего духовного отца архимандрита Лаврентия (Макарова), настоятеля Иверского Валадайского монастыря, она поступила в Тихвинский Введенский монастырь. Там она провела почти десять лет. 13 мая 1870 года во Введенском соборе она была пострижена в рясофор с именем Аркадия. Через два года также по благословению своего духовного отца она перешла в Покровский Зверин монастырь в Новгороде, где на послушании регента подвизалась шесть лет. Затем инокиню Аркадию переводят в Знаменский Званский Державин монастырь на Волхове на должность казначеи. Здесь она и была пострижена в мантию с наречением имени Таисия. Произошло это событие 10 мая 1879 года.

Званский Знаменский женский монастырь. Окончательно закрыт в 1925 году. Полностью разрушен в ходе боевых действий во время Великой Отечественной войны

Эти годы не прошли легко для матушки Таисии. С первых лет жизни в монастыре много терпела она от людей клеветы и зависти. Можно сказать: эти скорби были постоянными спутниками ее монашеского подвига. Бывало, что она совсем падала духом, однако Господь многажды раз укреплял ее через добрых людей или через видения, наставляющие ее к достойному несению монашеского креста. С самого начала, еще в своем первом монастыре, она тяжело страдала от насмешек сестер и возведенной на нее клеветы. Искушение было настолько сильным, что матушка стала задаваться вопросом: «Если нет в монастыре искренней любви, этой основы не только иночества, но и христианства, то, значит, нет и спасения, а если нет сего, то для чего же мы живем здесь». В таких мыслях она уснула и увидела сон, в котором Господь вразумил ее словами: «Как христианский младенец крещается водой и Духом, иначе не может быть христианином, так и младенец-монах крещается крестом, — иначе не может быть монахом». Проснулась она в величайшей радости и умилении. Укрепляемая Господом, она продолжала избранный путь.

Игумения Таисия на балконе настоятельских покоев в Леушинсткой обители

В конце января 1881 года монахиня Таисия увидела сон, в котором ей сверху в руку падает настоятельский посох. Через день она была вызвана в Санкт-Петербург для назначения начальницей Леушинской женской общины. Так начался новый период жизни матушки, продолжившийся до самой ее кончины.

К слову, Леушинская обитель, руководить которой назначили монахиню Таисию, была не просто неблагоустроенна, но предназначающаяся к закрытию. В течение шести лет там сменилось три начальницы. Проблема заключалась не только в том, что находилась община в глуши. Главная трудность состояла во вмешательстве в дела Леушино семейства Максимовых, которые когда-то купили землю под эту общину. В обители находились сестры, которые раньше всех поступили сюда. По их мнению, только они имели право управлять всеми делами, и в искаженном виде доносили на каждую новую начальницу Максимовым, а те в свою очередь жаловались митрополиту. Так община постепенно приходила в запустенье, что было только на руку Максимовым, мечтавшим вернуть свои земли. Немалыми усилиями, претерпев множество скорбей и незаслуженных оскорблений и клеветы, матушка Таисия постепенно обустраивает общину, налаживает внутреннюю монашескую жизнь. «Укрепившись верой, я твердо решилась все терпеть и трудиться для пользы святой обители, хотя бы и умереть пришлось для сего, но самовольно не оставлять обители», — пишет она в своих Автобиографических записках. Так, в сентябре 1885 года Леушинская община переименована в монастырь, который впоследствии станет одним из самых крупных и значительных в России, наряду с Дивеево и Шамордино. В октябре того же года монахиню Таисию посвятили в сан игумении.

Леушинский Иоанно-Предтеченский монастырь до затопления

Леушинский монастырь достигает небывалого расцвета. Были воздвигнуты несколько каменных соборов, открыты духовные школы, а также иконописная и золотошвейная мастерские. Обитель насчитывает несколько сотен насельниц. Но Господь даровал игумении Таисии силы и возможности потрудиться не только в Леушино. Ее трудами воздвигнуты монастыри: Иоанно-Богословский Сурский на родине о. Иоанна, Благовещенский Воронцовский в Псковской губернии, древний Ферапонтов монастырь со знаменитыми фресками Дионисия, Парфеновский Богородицкий близ Череповца, Антониево-Черноезерский на Шексне, Троицкий Синезерский близ Устюжны и другие монастыри, отдельные храмы и часовни.

Игумения Таисия, обладавшая литературным талантом, оставила в наследие и прекрасные духовные произведения. В своих «Автобиографических записках» она описывает детство, годы учебы в институте благородных девиц, а затем жизнь в монастырях. Рассказывая о своей жизни, игумения Таисия искренне, без прикрас, открывает читателю личные переживания, радости и горести, сомнения и утешения, полученные от Бога в самые сложные периоды ее жизни. «Автобиографические записки» — это рассказ и о сокровенном духовном опыте, который описан в назидание и помощь для верующих людей. Прочитав впервые еще не опубликованные «Келейные записки» святой Иоанн Кронштадтский благословил их печать с напутствующими словами: «Дивно, прекрасно, божественно, печатайте в общее назидание».

Игумения Таисия 35 лет была знакома со святым Иоанном Кронштадтским, который высоко ценил ее и называл «сестрой и духовной дочерью».  Она вела с ним переписку, беседовала лично, ничего не предпринимала без его благословения. Монахиня глубоко почитала «дорогого батюшку», зная высоту духовной жизни праведного Иоанна, она, словно сберегая драгоценный бисер, старалась тщательно записывать все их беседы и наставления священника. При встречах она задавала ему вопросы, касающиеся духовной жизни, и таким образом за годы, проведенные в окормлении у отца Иоанна, образовалась целая тетрадь, которая стала издаваться отдельным произведением под названием «Беседы о.протоиерея Иоанна с настоятельницею Иоанно-Предтеченского первоклассного монастыря игумениею Таисиею».

Вот небольшая выдержка из беседы, размещенной в книге:  

Игумения Таисия. Когда человек внимает себе и следит за собою, то и малейшее уклонение от Бога, волею или неволею допущенное, тяготит душу и нарушает ее мирное состояние (говорю, впрочем, из собственного опыта). С потерею мира рождается тревога, смущение, теснота. О, как тяжело бывает душе и как трудно ей снова восстановиться!

Отец Иоанн. Потребно немедленное тайное покаяние: «Воззовет ко Мне, и услышу его» (Пс. 90, 15). Господь знает наши немощи. Он готов простить нам все, если мы каемся и просим прощения. Не надобно коснеть, т.е. останавливаться на мысли о совершенном грехе, а тотчас же каяться, памятуя милосердие Божие, тогда породится не тревога и рассеяность, а сокрушение и смирение сердца, которое «Бог не уничижит» (Пс. 50, 19), т.е. не презрит.

И.Т. Как сохранить в душе мир с Богом, восстановленный в ней чрез таинства, или чрез тайное покаяние, или милосердием Божиим?

О.И. Ничем так не сохранишь мир, состоящий в общении с Богом, как вниманием к себе. Вообще человек, проходящий жизнь духовную и ревнующий о спасении, должен неослабно внимать себе, т.е. замечать все движения своего сердца и ума. За ними сильно назирает враг и ищет уловить их; и когда найдет скважинку, т.е. минуту, не занятую вниманием самого домохозяина, тотчас же вторгается и сам начинает хозяйничать в его душе, и много может навредить ей.

И.Т. А как тяжело чувствует себя душа, когда, очистившись и восстановив свое общение с Богом, опять нарушит его!

О.И. На чистом и белом виднее пятнышко и самомалейшее; так и на душе чистой, а в черном и грязном они и незаметны за общей чернотой и грязью. Опять так и выходит, что надобно внимать себе и иметь непрестанное памятование о Боге и внутреннюю молитву.

И.Т. Да, батюшка, невольно приходишь к сознанию, как трудно человеку, особенно поставленному жизнью среди суеты, хотя бы и невинной, например начальственной, но хранящему самовнимание, устоять на этом пути.

О.И. Пожалуй и трудно, но какое же доброе дело и дается без труда? А с другой стороны, ведь в труде-то и спасение наше, ведь «Царствие Божие нудится» (ср.: Мф. 11, 12), т.е. самопринуждением, силою, старанием берется, и только усиленные искатели достигают его. Потребна молитва.

И.Т. Батюшка, научите меня молиться.

О.И. Самое простое дело – молиться, а вместе и самое мудрое. Дитя малое умеет по-своему молить, просить своего отца или мать о том, чего ему хочется. Мы — дети Отца Небесного; неужели детям ухищряться просить отца? Как чувствуешь, так и говори Ему свои нужды, так и открывай свое сердце. «Близ Господь всем призывающым Его во истине... и молитву их услышит» (Пс. 144, 18, 19). «Еще глаголющу тебе, речет: «Се приидох!»; О, как велико милосердие Божие к нам! Но вместе и будь мудра и осторожна, береги ум от рассеянности и скитания, или суетности.

Помимо «Автобиографических записок» и «Бесед с отцом Иоанном Кронштадтским», игумения Таисия — автор «Писем к новоначальной инокине», очерков по истории и восстановлении нескольких монастырей, акафиста святому праведному Симеону Богоприимцу, духовных стихотворений. Все ее труды представляют богатейшее наследие, а некоторые произведения издаются даже за рубежом.

Леушинский монастырь после затопления. фотография 50-х г.г.

Преставилась игумения Таисия 15 января 1915 года в Леушинской обители, похоронена в склепе Похвальского собора. Ныне ее могила, как и вся Леушинская обитель, а вернее — то, что осталось от монастыря, находятся под водами Рыбинского водохранилища. В 40-е годы обитель попала в зону затопления искусственно созданного водохранилища. Если первые десятилетия купола храмов еще возвышались над уровнем воды, то со временем все постройки рухнули. Казалось бы, от многоскорбного труда игумении Таисии не осталось и следа… Но молитва здесь не прекратилась. Пусть она звучала не в стенах храма, а носилась над темными водами, но люди неустанно, по примеру матушки Таисии, слезно вымаливали обитель. Череповецкие монахини часто плавали на место затопленного монастыря, где молились о ее возрождении и совершали литию по игумении Таисии. Так, в 2014-м году было получено благословение образовать монашескую общину, а 27 декабря 2016 года состоялось заседание Священного Синода, на котором постановили открыть обитель в Мяксе (Череповецкая епархия) с названием Новолеушинский Иоанно-Предтеченский монастырь.  

Новолеушинский Иоанно-Предтеченский монастырь, с.Мякса

В настоящее время по инициативе сразу трех епархий ведется сбор материалов для канонизации игумении Таисии.

(А)

Теги: игумения ТаисияТаисия (Солопова)праведный Иоанн Кронштадтскийверамолитва

Все новости раздела